С юбилеем, Ораниенбаум! - 2

12.08.2011

Новый период в истории Ораниенбаума связан с именем внука Петра I, Карла Петера Ульриха Голштейн-Готторпского, будущего императора Петра III. Он был сыном дочери Петра I Анны, выданной замуж за Карла Фридриха Голштейн-Готторпского, немецкого герцога, племянника шведского короля Карла XII. Карл Петер, таким образом, мог претендовать и на шведскую, и на голштинскую короны. Бездетная императрица Елизавета Петровна вызвала племянника в Россию и объявила его наследником российского престола.

Китайский дворецМальчика привезли в Россию в возрасте 14 лет, а в 17 лет женили на Софии Фредерике Августе Ангальт-Цербстской, которую мы знаем под именем Екатерины Алексеевны, будущей императрицы российской Екатерины II. Сейчас все чаще и чаще историки поднимают голоса в защиту Петра Федоровича, как его назвали в России. Не исключено, что обвинения в невежестве, необразованности, грубости, нелюбви ко всему русскому и даже слабоумии, часто звучавшие в воспоминаниях современников, на самом деле не отвечают истине и написаны в угоду и оправдание свергнувшей его и захватившей престол Екатерины.

Еще на родине мальчика воспитывали, как будущего наследника шведского престола и дали прекрасное образование. Он знал несколько европейских языков, латынь, любил искусство и музыку, сам играл на скрипке, 1000 томов его библиотеки испещрены пометками, сделанными собственноручно. Да и указы, которые он успел принять за свое короткое (186 дней) царствование, говорят о многом. Манифест об упразднении Тайной канцелярии, Указ о свободе внешней торговли, Манифест о вольности дворянства, прекращение религиозных преследований старообрядцев, указ о наказании помещиков за жестокое обращение с крестьянами (за убийство крестьянина – пожизненная ссылка!) около 200 важнейших документов всего за 186 дней правления. По другому сейчас рассматривают и его внешнюю политику, которая будто бы и стала причиной переворота. Ну что ж, время рассудит, а мы вернемся в Ораниенбаум.

Валун с датой закладки Собственной дачиВ 1743 году почти сразу после приезда Петра Федоровича в Россию, Елизавета дарит ему Большой (бывший Меншиковский) дворец. Заново отделываются внутренние помещения, переделываются террасы, лестница в Нижний сад, завершается формирование парадного двора со стороны южного фасада. А руководит этими работами Франческо Бартоломео (Варфоломей Варфоломеевич) Растрелли, лучший архитектор того времени. И, как предполагают, именно он перепланировал и Нижний сад дворца. Его композиция теперь еще более тесно связана с архитектурой дворца и представляет великолепный образец барочного регулярного стиля планировки. Продолжением дворцовой лестницы становится центральная аллея, по обе стороны ее расположены «кружевные» партерные цветники. Боскеты усложненной формы, окаймленные шпалерами из подстриженного кустарника и деревьев, располагаются напротив боковых павильонов дворца и включают в свою композицию фигурные дорожки и площадки. Летом в саду выставляли выращенные в оранжереях апельсиновые и лимонные деревья, цветущие олеандры, самшиты и лавры. Позднее в парке вместо обветшавшей деревянной, появляется и мраморная скульптура, привезенная из Италии, в том числе работы знаменитого падуанского мастера А. Бонацца. В таком же пышном барочном стиле оформляется и двор-курдонер с южной стороны дворца.

А в 1756 году главным архитектором Ораниенбаума был назначен еще один замечательный архитектор VIII века ­Антонио Ринальди. Есть такое выражение – «гений места». Именно Ринальди стал «гением места» для Ораниенбаума, именно он создал чудесный ансамбль природы и архитектуры, прославивший Ораниенбаум наряду с другими шедеврами дворцово-паркового ожерелья Санкт-Петербурга.

А началось все с игры. В 1756 году для Петра Федоровича на высоком берегу реки Каросты при впадении ее в Нижний пруд по проекту «каменных дел мастера» Мартина Гофмана закладывается Петерштадт – маленькая «потешная» крепость «о пяти бастионах, вооруженных 12-ю чугунными пушками». Не стоит забывать, что военное дело и фортификация были обязательной частью образования наследника престола. А может быть, будущий император уже предчувствовал свою трагическую судьбу… Крепость, несмотря на небольшие размеры, соответствовала всем правилам фортификационного искусства. В плане она представляла собой 12-лучевую звезду, была окружена земляными валами и рвом, заполненным водой (их остатки до сих пор можно увидеть в парке), через рвы были переброшены подъемные мосты. Петр Федорович носил звание коменданта этой крепости, а гарнизон ее составили голштинцы, специально выписанные с его родины. Крепость вела «потешные сражения» с «условным противником» – совсем маленькой крепостью Екатеринбурх, располагавшейся неподалеку, к югу от Большого дворца. На Нижнем пруду, получившем название «Малого увеселительного моря», проходили морские сражения «потешного флота» – миниатюрных 12-пушечного корабля «Ораниенбаум», фрегата «Св. Андрей» и галер «Св. Екатерина» и «Елизавета». Характерно, что во время сражений на «море» «условным противником» обычно становилась «Св. Екатерина»… Похоже, что это говорит о многом…

Павильон Катальной горкиАнтонио Ринальди построил внутри крепости небольшой двухэтажный дворец для Петра Федоровича. Дворец и Почетные ворота,­ к сожалению, все, что сохранилось до наших дней из многочисленных сооружений крепости. Это также первые дошедшие до нашего времени постройки Ринальди. Уже в них проявляется любовь к тому стилю, который прославит архитектора рококо, легкому и изящному, столь отличному от торжественного и пышного барокко. Миниатюрный дворец (всего шесть парадных помещений), при элегантной простоте внешней архитектуры, восхищает разнообразием и изысканностью внутренней отделки. Одной из примет нового стиля стало использование в интерьере модных деталей в «китайском» духе – лаковых панно, росписей, подлинного китайского и японского фарфора. И небольшой парк, созданный по проекту Ринальди при участии садового мастера Ламберти в долине реки Каросты рядом с дворцом, также отличался непринужденностью и изяществом планировки. Элементы регулярного стиля – стриженые шпалеры кустарников, правильные ряды деревьев, окаймлявшие аллеи, симметричные площадки сочетались в нем с естественными изгибами берега реки, каскадами, легкими мостиками и изящными павильонами – Менажерией (Зверинцем) с фонтаном, Эрмитажем, Соловьиной беседкой, Китайским домиком. Из крепости с высокого обрыва на берег реки можно было спуститься по деревянной лестнице с фигурной балюстрадой. Сад был похож скорее не на французские, а на итальянские террасированные сады, традиционно разбивавшиеся на склонах, в нем уже полностью отсутствовали строгая симметрия и декоративная пышность регулярных садов барокко. Продолжением этой темы стала и следующая работа архитектора – ансамбль Собственной дачи, созданный Ринальди для Екатерины II.

25 декабря 1761 года (по старому стилю) после смерти императрицы Елизаветы Петр III был провозглашен императором. А всего шесть месяцев спустя, 28 июня 1762 года, в результате заговора, в котором участвовала его супруга, будущая Екатерина II, он был низложен. Именно в Ораниенбауме произошел его арест, а уже через неделю, 17 июля, последовала загадочная смерть в Ропшинском дворце (он находится в пос. Ропша, Ломоносовский район – ред.), куда бывший император был отправлен после ареста.

Но смена государственной власти послужила только дальнейшему расцвету Ораниенбаума. Еще до переворота будущая императрица Екатерина Алексеевна покупает в окрестностях Большого дворца участок, мечтая построить на нем «домик маленький». Архитектором также был приглашен Антонио Ринальди, он же разработал и план всего парка. И сразу после восшествия Екатерины II на престол начинаются строительные работы.

Дворец Петра IIIВ планировке парка Собственной дачи можно увидеть те же приемы, которые Ринальди использовал и при создании сада в Петерштадте – свободное сочетание регулярных и пейзажных элементов, отсутствие главной оси симметрии, обилие декоративных павильонов, беседок, мостиков и других садовых построек. Но большая площадь парка (около 160 га) позволила архитектору полностью развернуть свою фантазию. План парка поражает разнообразием: в восточной его части – геометрически правильные узоры аллей, ведущих к павильонам «кавалерских домов», а в западной – пейзажная планировка с прихотливо извилистыми дорожками, своеобразный «водный лабиринт» – фигурный пруд с шестнадцатью островками, соединенными мостиками и украшенными резными деревянными беседками. Две части парка разделяет Тройная липовая аллея. А еще «китайские кабинеты» с миниатюрными садиками, садовый лабиринт, Карусель, партерные цветники, Кофейный домик…Свобода и легкость планировок, отход от общепринятых законов и правил, изящество, развлекательный характер построек и сооружений – приметы все того же стиля рококо, примеров которого в садовой архитектуре мы знаем очень мало.

В южной части парка для императрицы был построен небольшой одноэтажный дворец, скорее напоминающий садовый павильон. Из-за того, что часть помещений была отделана все в том же модном «китайском» стиле, весь дворец также получил название «Китайского». Дворец в Ораниенбауме уникален – это единственный архитектурный памятник эпохи рококо в нашей стране, и один из немногих в мире. Бесспорным мировым шедевром считается знаменитый Стеклярусный кабинет, стены которого украшены панно, вышитыми разноцветной синелью по фону из серебристого стекляруса. Неповторимы и узорные паркеты, созданные по рисункам Ринальди более чем из 140 пород дерева. «Китайский дворец – единственный в своем роде перл, художественное произведение до того цельное, до того гармоничное, так изумительно исполнено – такая грациозная, изящная безделушка, что, глядя на него, нельзя не залюбоваться...» – так написал о нем известный историк искусства А. Бенуа.

Катальная горка, макетНо самым замечательным сооружением стала Катальная горка, предназначенная для любимого в России развлечения – катания с гор. Еще в 50-х годах подобное сооружение было построено Ринальди и в Царском Селе. Но ораниенбаумская горка была куда грандиознее царскосельской. Она примыкала к удивительно красивому каменному павильону, с его галереи можно было подняться на площадку, находившуюся на высоте около 20 м, а уже от площадки начинался скат более 500 м длиной, состоящий из трех малых горок. Катались не зимой, а летом, на специальных колясочках, двигавшихся по особым колеям. Горку окружала колоннада с нижней и верхней галереями для прогулок, украшенная вазами и скульптурами. Этнограф и путешественник И. Г. Георги описывал ее так: «Гора есть свод около 10 саж. вышины, имеющий в верху с галереею и увеселительным домиком, в коем находится шесть резною работою и позолотою украшенных одноколок, на подобие триумфальных колесниц, гондол и оседланных зверей,- скат и вообще все так же, как было в Царском Селе. На каждой стороне ската есть покрытая колоннада, по коей вверху и внизу прогуливаться можно, и особливо вверху,- не токмо вольный воздух, но и весьма приятный вид имеет». Не все замыслы архитектора были воплощены в жизнь. Так, например, в западной стороне парка был запланирован фигурный пруд спиральной формы с Круглым храмом на спиральном же полуострове. А со стороны залива к павильону Катальной горки должен был вести парадный подъем с полукруглыми лестницами, балюстрадой на верхней площадке и фигурным фонтаном на нижней.

Весь ансамбль Собственной дачи с дворцом, парком и павильонами также уникален, ему нет аналогов. Это единственный из всех дворцово-парковых ансамблей Санкт-Петербурга, в котором все – и архитектура парковых сооружений, и внутренняя их отделка, и сама планировка парка были выполнены по замыслу одного автора. Именно поэтому, несмотря на последующие изменения и утраты, он и сейчас поражает нас удивительным очарованием и гармонией.

Окончание следует

Наталья Голубева, фитодизайнер, сотрудник Ботанического сада СПбГУ



Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru