БИОВАКС - антипаразитарные капли и ошейники

Щука идет на бульканье

Рыбацкие байки

Приятно, конечно, возвращаться с рыбалки с несколькими щуками на кукане и видеть, как при виде твоих трофеев поселковые старожилы удивленно качают головой и цокают. Но почти всегда найдется недоброжелатель, который обязательно испортит настроение от удачной рыбалки. Нашелся такой и в поселке, где я часто бываю на рыбалке…

Щука– Знаешь, Александр, – с ехидцей сказал мне при встрече, бывший совхозный конюх, а теперь пенсионер Федор Котельников. – Ты, понятное дело, считаешь себя мастаком ловить щук. Может, это и так, но вот дед Афанасий из Кузьминки удит щук куда быстрее, чем ты, да и гораздо крупнее. Он за два часа поймает столько, сколько ты за весь день…

Кузьминка – деревня в пятнадцати километрах от нашего поселка. Мы ходим рыбачить на одно, зато большое озеро, а вот вокруг Кузьминки несколько мелких озер – ламбушек. Наверное, выложив все это, мой собеседник рассчитывал, что я обижусь или начну оправдываться. Я же, к нескрываемому его разочарованию, не сделал ни того, ни другого.

А через несколько дней я отправился в Кузьминку, к деду Афанасию, чтобы узнать, действительно ли он так удачлив в ловле щук. Дед Афанасий – высокий худощавый мужчина годами явно за восемьдесят, сидел на скамье около дома и ремонтировал деревянную бочку.

После того, как мы познакомились, он, как мне показалось, доброжелательно посмотрел на меня и предложил:

– Приходи завтра с утречка. Сходим на озеро, там все и увидишь...

Озеро, куда привел меня на следующий день дед Афанасий, было типичной ламбой (небольшое изолированное озеро). Его берега были сплошь скалистыми, лишь кое–где из воды торчали сучья затопленных деревьев. Вот к этим естественным засадам для щук мы и направились. А около ближайшей из них остановились.

Удочка, на которую мой проводник собрался ловить щук, выглядела весьма оригинально. К можжевеловой палке был привязан толстый шнур, на котором висел здоровенный бесформенный кусок пенопласта (видимо, служивший поплавком), а на свободном конце красовалась самодельная блесна, изготовленная из алюминиевой ложки. Одна ее сторона была обычной – серой, другая, полированная – блестящей.

Нисколько не маскируясь и не соблюдая тишины, я бы даже сказал, наоборот, нарочито громко шлепнув куском пенопласта по воде, рыболов ловко повел снасть между сучьями полузатонувшего дерева и в полный голос объяснил:

– Здесь щучье становище и, думаю, тут нам может вполне повезти… – и, наверное, заметив, что я удивленно смотрю на кусок пенопласта, добавил: – Мой поплавок вовсе не простой, как кажется, он сделан так, что его удары о воду напоминают плеск рыбешек, это и привлекает щук.

И действительно, как только он сделал новый заброс, сразу же последовала поклевка, и щука весом не меньше двух килограммов затрепыхалась на берегу.

– Здесь больше ничего нет, – пояснил мой проводник, и мы двинулись дальше.

Меня поражало то, что, как только мы останавливались на очередном месте, дед Афанасий по каким–то только ему ведомым признакам определял: есть ли в этой засаде щука и настроена ли она в данный момент поохотиться.

После пятиминутной ходьбы мы оказались под наклонившимся над водой деревом. Рыболов внимательно всмотрелся в рябь около торчавшей коряги и уверенно заявил:

– В этом месте точно есть!

Одно, второе, третье бульканье… И лишь на четвертом – поклевка. Резкая подсечка, ожесточенное перетягивание: кто кого, при котором можжевеловое удилище, казалось, вот–вот сломается, и четырехкилограммовая щука оказалась на траве.

Но с этого места, в отличие от первого, мы после поимки рыбы не ушли.

– Здесь у них что-то вроде общежития, редко бывает, что стоит одна. Обычно несколько, – усмехнулся дед Афанасий и опять же с громким плеском сделал заброс на другой стороне коряги и вытащил килограммовую щуку. – На сегодня хватит, – подвел итог рыбалки мой проводник, сматывая снасть.

На обратном пути с озера до деревни меня все время мучил вопрос: в чем секрет успеха старого рыболова? Почему ему так везет? В конце концов, я не выдержал и задал его.

Последовавший ответ оказался обескураживающе прост:

– Перво-наперво – надо знать щучьи места. Кроме того, я ловлю в каждом озере только один день и возвращаюсь к нему лишь через неделю. Иначе щука запомнит, что в воде бьется не рыбка, а поплавок, и больше ее уже никак не подманишь. И еще надо умело играть не блесной, а поплавком. Как раз бульканье притягивает щуку, а, появившись около него, она видит блесну, и тут уж не зевай! Вот и вся хитрость. Казалось бы, соблюдай все это, и тогда поймать щуку будет совсем несложно. Да вот для меня загвоздка: как отыскать те самые «щучьи места» и определить, если там рыба? Я, например, этого секрета до сих пор не знаю…

Александр Носов

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
1815



Щука идет на бульканье






При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.floraprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru