Неисповедимы пути рыбацкие

09.02.2012

Рыбацкие байки

Если переиначить известное библейское изречение, то можно с полным основанием сказать: «Неисповедимы пути рыбацкие». На самом деле, кому не знакома такая ситуация… Сегодня на каком-то месте рыба берет очень бойко, а через несколько дней – там ни одной поклевки. И в этом нет ничего удивительного: ушла рыба в другое место – и все.

А вот чтобы рыба изменила, казалось бы, незыблемое пристрастие – это большая редкость. Тем не менее, необъяснимые случаи поведения рыб бывают. Расскажу об одном из них, произошедшем со мной на рыбалке на Финском заливе, под Выборгом.

Лещ

Поскольку я выбрался на рыбалку в середине недели, то оказался на заливе в одиночестве. Без труда отыскал лунки, в которых я и мои спутники по рыбалке в прошлые выходные неплохо таскали подлещиков и окуней. Выбрал три лунки. Все их подкормил смесью подсолнечного жмыха с мелким мотылем. Выждал. Минут через сорок приступил к ловле.

Поставил мормышку «клопик», на крючок насадил мотыля. Поначалу поклевки были не только редкими, но еще и какими-то вялыми, нерешительными. Пробовал разные варианты подсечки, но рыба не засекалась. Можно было предположить, что насадку теребила мелочь: вездесущие ершики и окушки. Через некоторое время моя догадка подтвердилась, когда удалось выудить двух ершей, про которых обычно говорят: «В нем лишь глаза да колючки».

Напрасно менял мормышки, разнообразил их игру. Настоящего клева так и не было. Но ведь прошлый раз брало! И очень даже неплохо… Огорченный, я решил почаевничать, благо, что дело шло к полудню. В очередной раз заменил мотыля и опустил мормышку в ближайшую лунку так, чтобы сидя на ящике, можно было наблюдать за ней.

Открыл термос и тут же спешно закрыл его, так согнутый кивок дрогнул и распрямился. Я подсек и вытащил на лед двухсотграммового подлещика. Несказанно обрадованный, быстро насадил свеженького мотыля и принялся играть мормышкой: сначала у самого дна, затем в полводы и, наконец, почти у нижней кромки льда. Увы, никакие ухищрения не помогали – пусто.

Выходило, что подлещик клюнул случайно. И я, положив удильник, вновь взялся за термос. Но чаепитие вновь не удалось. Причиной тому – поклевка. И снова подлещик. Я опять принялся играть мормышкой. Безрезультатно.

«Стоп, – сказал я себе, – что-то здесь не так…» и, поразмыслив, пришел к любопытному выводу: рыба почему- то клюет не на подвижную мормышку, а как раз, наоборот, на неподвижную. Дабы проверить это, в одну лунку просто опустил мормышку, а в соседней начал играть ею. К моему удивлению, еще один подлещик взял именно на неподвижную мормышку. Тогда я опустил в лунки две удочки с неподвижными мормышками, и с небольшим интервалом, поклевки последовали на обеих. Стало очевидно, что это отнюдь не случайность, а закономерность.

Правда, довольно быстро клев стал ослабевать, затем и вовсе прекратился. Я же к тому времени уже поймал десятка два подлещиков. Конечно, уловом я был очень доволен, но почему же рыба, вопреки обыкновению, брала на неподвижную мормышку? Ведь любой рыболов знает, что смысл ловли на мормышку заключается в ее игре. Не зря же придумано несметное число способов игры мормышкой. И вдруг, ничего этого не надо: просто опустил мормышку в лунку и поймал подлещика. Тут новая загадка: почему клевали исключительно подлещики: ни плотва, ни окуни и даже не ерши? Вразумительного ответа на эти вопросы нет. Остается лишь строить догадки. Однако в догадках, как известно, истины нет…

Александр Носов



Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru