Особенная блесна

04.06.2014

Рыбацкие байки

БлеснаЭту блесну (см. фото) подарил мне финский рыболов, когда я был в стране Суоми. Чисто внешне она, вроде бы, ничего особенного не представляла: латунная пластинка толщиной полтора миллиметра – незамысловатая форма (немного выгнутая), окраска так себе, прямо скажем, совсем не оригинальная…
Лицевая сторона красная с полоской, тыльная – белая. Но, как уверял финн (если правильно было переведено с финского), мол, это сумасшедшая блесна. Поскольку, как говорится, «дарёному коню в зубы не смотрят», я из вежливости, разумеется, рассыпался в благодарности дарителю.

Дома показывал эту блесну друзьям-рыболовам, и их вердикт с незначительным разнообразием был таков: «Блесна, как блесна, ничего особенного». Лишь мой родственник – заядлый  рыболов Александр Рыков, был оригинальным, так как предположил: «То, что финну хорошо, русскому навряд ли». И на некоторое время я предал забвению дарёную «колебалку».

Потеряв три блесны в очередной выезд на рыбалку, я, наконец, вспомнил о финском подарке. В тот день клевало плохо. Виной тому были то ли жара, то ли сильный ветер, то ли ещё что-то, но мы с моим постоянным спутником по рыбалке Вадимом сделали не меньше чем по полсотни забросов спиннингом. И… ни одной поклёвки! Тогда-то я и решился использовать дарёную блесну.

В том месте, где мы ловили с лодки, глубина была полтора метра. Первый заброс я сделал в сторону стены из рогоза и тростника. Как только блесна опустилась на дно, начал медленно поднимать её.  И тут же последовала хватка. Я подсёк, и моим трофеем стала килограммовая щука.

Второй заброс – чуть в сторону от первого. И снова щука. Два метра дальше – ещё одна хищница затрепыхалась в лодке. За полчаса удалось поймать ещё четырёх щук. После этого клёв зубастых разбойниц прекратился, зато начали брать окуни. Правда, все небольшие.

– Почему бы нам не попробовать ловить «матросиков» покрупнее, – предложил Вадим: – Давай встанем на глубине.

Сказано-сделано. Мы перебрались на другое место, бросили якорь на краю ямы глубиной четыре метра. Первый же заброс принёс полукилограммового горбача. И дальше поклёвки следовали одна за другой.

Как только блесна, оказавшись у дна, начинала движение, сразу же следовала поклёвка. Был соблазн ловить и ловить, но я решил остановиться: столько рыбы нашим с Вадимом домочадцам явно не переработать.

– Случайный клёв всегда бывает богатым, – сделал вывод мой напарник, когда мы закончили рыбалку.

Но он ошибался, так как в дальнейшем, в любых обстоятельствах, на разных водоёмах, моя «колебалка» неизменно привлекала хищников. Тем самым обеспечивая отличный клёв. Наблюдая, с каким азартом рыба гоняется за блесной, знакомые и незнакомые рыболовы просили показать её.

А ещё один мой многолетний спутник по рыбалке Игорь даже изготовил у себя на заводе, казалось бы, точно такую же блесну. Внешне вроде бы один к одному. Однако не зря народная мудрость гласит: «Копия всегда хуже оригинала». Увы, «колебалка» Игоря оказалась далеко не столь уловистой, как моя. Поистине, получалось как в известной пословице: «Федот, да не тот». Наверное, в этой копии не было той изюминки, что делает приманку оригинальной неповторимой.

Видимо, изготовители блесны, подаренной мне финном, заложили в неё нечто невидимое, неосязаемое для человека, но исключительно привлекательное для рыбы. Отсюда и ошеломительный результат.

Мне неоднократно предлагали продать блесну, причём, нередко за немалые деньги. Можно было бы на эту сумму купить десяток импортных приманок. Но я и мысли не допускал, чтобы расстаться со столь уловистой блесной. И потому берёг её, как зеницу ока.

Увы, ничто не вечно под луной. В октябре прошлого года коллега Вадима по работе сообщил ему, что на Ладоге, в устье Волхова начался осенний ход судака. Погода стояла предзимняя, прескверная: с неба то лил холодный моросейник, то сыпалась снежная крупа. Мне очень не хотелось выбираться на рыбалку в такую мокрядь, но Вадим всё-таки уговорил меня.

Выбрав день, когда небесная канцелярия смилостивилась, и осадки прекратились, мы с Вадимом двинулись на Ладогу. Прибыли на знакомое место, заякорили лодку в небольшом заливе, закрытом от основной Волховской губы двумя островами. Глубина – два с половиной метра.

Так как судак – рыба донная, то и снасти приходится опускать на дно. Я начал ловить на блесну «вертушку». Но время шло, а поклёвок ноль. Тогда поставил воблер, затем твистер и, наконец, поппер. Пусто. Только после этих неудач, решился пустить в ход свою любимую, безотказную «колебалку».

Едва блесна скрылась в воде, как последовал такой удар, что спиннинг вырвался у меня из рук, и я едва успел перехватить его. Короткая борьба – и двухкилограммовый судак шлёпнулся в лодку. За ним последовал ещё один, но значительно меньше: около килограмма. Третий заброс оказался роковым!

Последовала резкая поклёвка, я подсёк, потянул леску и похолодел: блесна явно за что-то зацепилась. Напрасно дёргал леску в разные стороны: вверх-вниз, влево-вправо, всё тщетно – блесна не поддавалась.

И мной овладело отчаяние: с одной стороны хотелось как можно сильнее дёргать леску, авось, блесна освободится. С другой стороны, от слишком сильных рывков леска могла в любой момент оборваться, и тогда прощай блесна! Не помог и отцеп.

Летом я без колебаний полез бы в воду, но сейчас, в октябре?! Б-р-р-р. Однако я не сдался. Опустил спиннинг в воду и мы с Вадимом отправились на берег. Я вырезал кол, и мы вернулись на место лова. Вадим крючком блесны своего спиннинга подцепил и достал из воды мой спиннинг. Я привязал леску моего спиннинга к колу, вбил его в грунт. На том рыбалка и закончилась.

Вернулись мы с Вадимом на следующий день, причём с соответствующей экипировкой для ныряния. Я облачился в гидрокостюм, надел маску, взял в рот загубник трубки и погрузился в воду. Видимость – не больше полуметра. Начал, естественно, с кола.

Совсем не зря говорится, что беда не приходит одна…. Без труда отыскав кол, я начал осматривать его, в поисках лески. Ведь она должна привести меня к застрявшей блесне. Однако её не было: от неё осталось лишь то, что было намотано на кол. Остальная часть лески исчезла!

Тогда я принялся обследовать дно. Не обращая внимания на жуткий холод, на дрожь, сотрясающую всё тело, я буквально сантиметр за сантиметром осматривал и ощупывал грунт, пока не наткнулся на корягу, за которую предположительно и зацепилась моя блесна. Правда коряга почти полностью была в грунте, наружу торчал лишь один сук. А вокруг ровное дно.

Я нырял и нырял, в буквальном смысле, до посинения, до тех пор, пока Вадим не остановил меня:

– Брось, Саша, эту канитель. Ты ищешь кошку в тёмной комнате, когда её там нет.

Скрепя сердце пришлось смириться с мыслью, что моя «колебалка» потеряна навсегда. Обсуждая с Вадимом ситуацию с блесной, мы пришли к выводу, что, скорее всего, рыба, дёргаясь, освободила блесну от коряги, а затем оборвала леску у кола.

Теперь я, возвращаясь с особенно неудачной рыбалки, с тоской вспоминаю ту поистине чудо-блесну, которая никогда меня не подводила. И ещё часто смотрю на её фото. Впрочем, ничего другого мне остаётся…

Александр Носов


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru