Рисковая рыбалка

Рисковая рыбалка
06.04.2015

Рыбацкие байки

Когда Олег – знакомый моего родственника Александра Рыкова пригласил его (а он, в свою очередь, меня), как он выразился, на сверхдобычливую, «экстремальную» рыбалку на севере Карелии, то мы, конечно же, согласились.

Едва вышли из вагона на крошечном занесённом снегом разъезде, как к нам подошёл высокий парень в полушубке и шапке-малахае и пробасил:

– Добро пожаловать. Я – Михаил.

Как выяснилось, дом Михаила находился в ста метрах от разъезда. После того, как мы познакомились и отогрелись, хозяин объяснил нам суть предстоящей рыбалки. Моховое озеро, которое он назвал Чёрным, располагалось в трёх километрах отсюда.

– Будем ловить окуней, их там таскай, сколько хочешь, и любых размеров, – улыбаясь, пояснил он.

У меня на языке вертелся вопрос: в чём же заключалась экстремальность предстоящей рыбалки, но промолчал, надеясь, что всё разъяснится прямо на озере. Необычность предстоящей рыбалки началась сразу же… Михаил вручил каждому из нас по две полуметровых грубо обструганных доски с завязками. Это было некое подобие самодельных лыж, которые Рыков назвал снегоступами.

Мы встали на эти лыжи, привязали завязками обувь к ним и… в путь. И хотя с непривычки идти было тяжело, так как лыжи то и дело передней частью утыкались в снег, мы всё-таки бодренько шагали вслед за проводником.

Когда добрались до озера, оно поразило нас угрюмостью и отсутствием привычных сугробов. Впереди, куда ни кинь взгляд, виднелись лишь хилые деревца, кустики багульника и разнокалиберные кочки. Едва мы ступили на слегка припорошённый лёд, как я почувствовал, что он под ногами начал потрескивать и прогибаться.

Я, было, дёрнулся назад, но Михаил жестом остановил меня и, обращаясь ко всем, успокоил:

– Не трусьте, мужики, лёд здесь крепкий, да и глубина не больше трёх метров. Так что бояться нечего.

После этого началась собственно подготовка непосредственно к рыбалке. Михаил снял с плеч мешок, сначала вынул из него и дал каждому из нас по можжевеловой палке длиной сантиметров сорок с трёхметровой леской и блесной на её конце, затем каждый получил металлический прут, который заменял пешню. Тут же он объяснил суть рыбалки:

– Ловится здесь только окунь. Причём чем дальше мы удалимся от места, где сейчас находимся, тем крупнее будет рыба.

Он ещё раз испытующе посмотрел на нас и подытожил: – Надеюсь, вы приехали не за мизинчиковыми «матросиками», не так ли?

Мы благоразумно промолчали. И наш проводник, не оглядываясь, направился вглубь озера. Мы сначала тоже гуськом двинулись за ним, но как только выбрались из редколесья на открытое место, сразу же почувствовали, как всё сильнее качается лёд под нами. А кое-где в трещинах появилась даже чёрно-угольная вода. От всего этого нам стало как-то не по себе, и мы остановились.

– Я дальше не пойду и останусь здесь, – решительно сказал Олег, опускаясь на кочку.

Мы с Рыковым переминались с ноги на ногу, не зная, что предпринять. Видимо, догадываясь о наших колебаниях, Михаил вернулся и, неодобрительно глядя на Олега, предложил: – «Хилятик пусть удит тут. А настоящих рыболовов прошу следовать за мной».

Остался один Олег. Мы с Рыковым переглянулись и всё-таки двинулись за проводником. Несмотря на то, что в некоторых местах ледяное одеяло настолько качалось под нами, что даже сердце ёкало, мы углубились в озеро ещё на полкилометра. Лишь после этого Михаил остановился и сказал:

– Ловите здесь, особенно под кустами багульника.

А сам двинулся дальше в неоглядную ширь болота, и вскоре скрылся в белой пелене начавшегося снегопада.

Мы осмотрелись: вокруг были только занесённые снегом кочки и кустики багульника около них. Добравшись до ближайшей кочки, я отдышался и приготовил снасть для ловли. Легко пробив лёд металлическим прутом, получил лунку с неровными краями и чёрной водой. Опустил в неё блесну и замер в ожидании вожделенной поклёвки. Однако её не было.

Но едва начал поднимать блесну, как последовал резкий рывок вниз. И после короткой борьбы я вытащил из чёрной воды столь же чёрного окуня. Мой первый трофей тянул граммов на четыреста. Или даже чуть больше. Затем началось настоящее рыболовное чудо. Практически беспрерывно клевали почти одинаковые по размерам окуни. И все чёрные!

Малейшая задержка с подсечкой приводила к тому, что рыба очень глубоко заглатывала блесну, и приходилось изрядно помучиться, чтобы извлечь её. У Рыкова происходило то же самое. Войдя в азарт, мы остановились лишь тогда, когда незаметно подошедший к нам Михаил сказал:

– Хватит, мужики. Вам бы эту рыбу, дай Бог, донести!

– Ну, а как у вас? – в один голос спросили мы.

Михаил снял с плеч тяжелый мешок, развязал его. Мы заглянули и ахнули! Килограммовые и даже большего веса окуни-горбачи (и все чёрные!) смотрели на нас тусклыми неподвижными глазами. Мы никогда не видели столько крупных окуней.

Собрав свой улов в два рюкзака, мы, рискуя в сумерках то и дело провалиться в трясину, медленно потянулись за проводником в ту сторону, где остановился Олег. Как и предсказывал Михаил, наш товарищ наловил таких же чёрных, только мелких окушков. Не знаю, какая путеводная звезда нас вела, но даже в полной темноте мы благополучно выбрались на сушу. Так закончилась для нас эта неповторимая, действительно экстремальная рыбалка.

Александр Носов




Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru