Так ли пуглив голавль?

Так ли пуглив голавль?
30.06.2015

Рыбацкие байки

Среди большинства авторов рыболовной литературы, да и рыбаков – тоже, широко распространён миф об осторожности и пугливости голавля. Приведу лишь несколько цитат из разных изданий… «… Голавль осторожен и пуглив», «Голавль осторожен и хитёр», «Голавль – рыба осторожная. Обязательное условие успешной охоты – маскировка и тишина». «Голавль очень пугливая рыба, к которой трудно приблизиться и которая иногда ведёт себя гораздо хитрее форели». Я не собираюсь никого убеждать и опровергать, а просто расскажу поучительную историю из собственной практики.

Довелось мне несколько лет назад провести отпуск на Смоленщине. Рыбачил на реке Сож. Ловил с небольших мостков. В тот жаркий июльский день клевало не очень. Брали в основном мелкие подлещики, ёршики, плотвички, окушки. Ближе к вечеру пастухи пригнали на реку стадо коров местного фермера. С громким мычанием, под щёлканье кнутов и крики пастухов, коровы шумно полезли в воду. Какая уж тут рыбалка!

И я, быстренько смотав удочки, начал подниматься по взгорку, направляясь домой. Так повторилось несколько раз. Но… Однажды, когда я поднимался по взгорку, мне навстречу попался миниатюрный седовласый старичок в выцветшей бейсболке и заношенной рубашке, с сумкой через плечо и удочкой руках. Интересно получалось: я уходил с рыбалки, а он явно спешил на рыбалку! Наблюдаю за ним…

Добравшись до мостков, он снял брюки, обувь, размотал удочку, представлявшую собой длинный берёзовый прут с леской, без грузила и поплавка, насадил что-то на крючок и, не дожидаясь, пока уйдут коровы, полез в воду. Забредя по пояс, забросил снасть против течения и замер. Первый проплыв не принёс поклёвки. Зато второй оказался удачным: удилище согнулось дугой и, старичок, поводив рыбу минуты две, выдернул из воды очень приличного голавля. За этим последовали ещё и ещё. Ловил старичок около получаса и выудил, наверное, около десятка довольно увесистых голавлей. А ещё было несколько сходов.

На следующий день рыбалка у него была столь же успешной. Через несколько дней, когда стадо ушло с водопоя, а старичка не было, решил попытать счастья и я. Поведение голавлей явно свидетельствовало о том, что они чётко знали, в какое время стадо приходит на реку, и потому ждали этого момента. На каждом животном была тьма всяких кровососов, часть из них оказывалась в воде, становясь добычей рыб.

Поскольку из насадок у меня были кузнечики, оводы и стрекозы, то на них и прошлось ловить. Начал со стрекозы. Поклёвка последовала быстро, но рыба не засеклась. Так повторилось несколько раз. Наконец удалось выудить небольшого голавля. Затем за короткий промежуток поймал ещё трёх. Причём, таких же мелких.

Несмотря на то, что, перемещаясь, я шлёпал по воде не только ногами, но и удилищем; кроме того, никак не маскируясь, размахивал удочкой, голавлей, похоже, мои манипуляции нисколько не отпугивали. Клёв не ослабевал. Но вот трофеи… Старичок ловил солидных голавлей, а я практически недомерков. Возникал естественный вопрос: почему? Я менял насадки: то насаживал кузнечика, то овода, то стрекозу. Увы, крупные голавли почему-то упорно игнорировали моё «угощение».

Старичок появился через несколько дней. И вновь его улов состоял в основном из крупных голавлей. С большой долей вероятности можно было предположить, что он ловил на какую-то насадку, отличную от моих.

Я подождал, пока он закончил рыбалку, и, когда он проходил мимо, спросил:

– На что ловите?
– На что придётся, – не останавливаясь, буркнул он.
– А конкретно? – не отставал я.

Старичок промолчал и ещё торопливее зашагал по тропинке, явно избегая дальнейших расспросов.

Когда я поинтересовался у местных мальчишек-рыбачков: не знают ли они, какую насадку использует дедушка в выцветшей бейсболке, один из них изрёк: «Дед Пахом на голавле сидит верхом». Так ничего я и не узнал.

Зато из ловли на водопое я сделал вывод: голавли не так уж пугливы, как утверждают многие авторы и рыболовы. В дальнейшем без всяких предосторожностей я входил в воду, бродил туда-сюда, а голавли иногда клевали буквально в полутора метрах от меня. Какая уж тут пресловутая осторожность!

Не берусь судить, почему так происходит. Может, голавли считают чем-то привычным находящегося в воде рыболова или видят в нём своеобразного кормильца, доставляющем им пропитание (падают же с деревьев и берегов в воду насекомые). Однако, как бы то ни было, но осторожность и пугливость куда-то исчезали. А, может, их просто и не было…

Александр Носов


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru