Налимья ночь

29.10.2014

Рыбацкие байки

Рисунок 1
Рисунок 1
Конец октября. Крутой северный ветер свистел в проводах, яростно раскачивал деревья в саду, гнал по небу серо-свинцовые тучи, из которых то сыпалась снежная крупа, то низвергались ледяные потоки воды. Словом, погода, как гласит народная мудрость, когда «Хозяин собаку во двор не выпустит».

Однако мы придерживались другой поговорки: «Налимье счастье – холод и ненастье». Читатель понял, что наша компания: Олег, Александр Рыков и я, собралась на охоту за налимом. «Подумаешь, намерились ловить налима, – решит читатель, – чего проще    удить его: этот хищник всеяден и берёт на что угодно».

Это действительно так, только мы собирались ловить эту рыбу не «на что угодно», а исключительно на мормышку. Поскольку нас было трое, мы задумали воспользоваться тремя разными свинцовыми мормышками (см. рис. 1). Сразу же возник вопрос: что насаживать на крючок мормышки? Олег предложил удить просто на мормышку без насадки.

Однако Рыков отверг эту идею, заявив, что, по словам многих рыболовов, число поклёвок в этом случае резко уменьшается. Словом, насадка на крючок мормышки нужна, но какая конкретно? Демонстрируя осведомлённость, Рыков привёл пример из книжки, в которой автор авторитетно утверждал: «Насадка в любую пору – птичьи потроха, живая, лежалая, с душком рыбёшка, особенно ёрш и пескарь, черви, лягушки».

В ответ в мы с Олегом скептически улыбнулись: по опыту знали, что налим может взять на живую рыбку, червя, лягушку, но клюнуть на «птичьи потроха» и на «лежалую, с душком рыбёшку», вряд ли. Это очередной стойкий рыбацкий миф. В любом случае этот хищник предпочитает свежую добычу.

Поэтому мы приготовили два варианта насадок: навозных червей и мелких карасиков. Заготовили полсотни поводков с мормышками. Мы давно убедились: при ловле, например, на поплавочную или донную удочку эта рыба так глубоко заглатывает крючок с наживкой, что зачастую проще отрезать поводок и привязать новый, чем мучиться, вытаскивая крючок из пасти хищника.

Отправились на рыбалку ещё засветло. Когда же добрались до места, была непроглядная темнота. И хотя у каждого из нас был фонарик, разожгли костёр. И вовсе не потому, что во многих рыболовных изданиях утверждается, будто налима, как магнитом притягивает к огню. Просто костёр, хотя бы как-то оживляет круговую темень.

Ближе к полуночи заметно похолодало, и с неба посыпался обильный град. Однако несмотря на эти погодные передряги, мы начали ловить. Каждый рыболов наверняка испытывал волнующее чувство ожидания первой поклёвки. Нам же практически этого чувства ждать не пришлось.

Начну с себя… Едва мормышка булькнула в воду, как последовала поклёвка, точнее, потяжка, я мгновенно подсёк и через несколько мгновений примерно стограммовый налим был у меня в руках. У моих товарищей было то же самое. Налимы (и все мелкие!) брали практически безостановочно.

Создавалось впечатление, что рыбы, как в широко известной рекламе, только нас и ждали. При ловле других рыб, особенно мирных, мы такую мелкоту непременно бы отпускали. Однако мини-налимы настолько глубоко заглатывали мормышку, что вытаскивать её пришлось бы вместе с потрохами.

Чтобы избежать этого, я прибег к хитрости. Забросив мормышку и, не дожидаясь поклёвки, тут же выдёргивал её из воды. Но, несмотря на все ухищрения, получалось два исхода: либо налим не успевал взять приманку, и заброс получался пустым, либо намертво захватывал её. И по-прежнему брала исключительно мелочь.

Невольно возникал вопрос: а где же налимы покрупнее? Почему они не берут? Или мы наткнулись на своеобразный налимьий детский сад? Ответа, понятное дело, не было. Конечно, если бы мы ловили, допустим, на поплавочную удочку, то можно было попытаться избавиться от поклёвок мелочи, поставив большие крючки. Но с мормышкой такой вариант не проходит, поскольку у всех мормышек мелкие крючки.

Около часа ночи клёв заметно ослабел. К тому же град сменился мокрым снегом. И мы единодушно решили закончить рыбалку. В полутьме, в снежной каше, кое-как собрали трофейных налимчиков и потащились в обратный путь. По дороге мокрый и озябший я (наверняка, как и мои товарищи) испытывал двойственные чувства. Удовлетворение от отличного клёва и неудовлетворение от улова: фактически только мелюзга.

После этой запоминающейся рыбалки мы долго подтрунивали друг над другом: мол, а не махнуть ли нам за налимами!? И каждый, вспоминая ту октябрьскую рыбалку, невольно поёживался и непременно произносил: «Б-р-р-р, б-р-р-р!». Вот таким занятным оказался октябрьский поход за налимами.

Александр Носов


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru