Ненастье – на счастье

20.06.2013

Рыбацкие байки

Рыбачил я прошлым летом на озере на востоке нашей области. День выдался жарким (температура под 30 градусов). Парило, и, казалось, зной густой липкой пеленой опутал всё вокруг. Замолкли птицы, исчезли бабочки, и только кузнечики неугомонно стрекотали в прибрежной траве. В складной алюминиевой лодке я медленно дрейфовал вдоль тростниковых зарослей в поисках карасей.

А они в озере, безусловно, водились, поскольку я видел, как среди травы тут и там появлялись многочисленные пузырьки и пятна чёрной взбаламученной воды. Несомненно, это кормились караси.

Я ловил на две удочки, забрасывая их в противоположные стороны. Время от времени караси (или другая рыба) клевали. Но это были не поклёвки, а чистое недоразумение! Судите сами: поплавок чуть дёрнется и замрёт или подпрыгнет и уходит в сторону, и вдруг стоп. Никак не угадаешь, когда подсекать.

В результате то я опаздывал, и наживка безнаказанно съедалась рыбой, то, наоборот, торопился, не давая рыбе надёжно взять наживку. Естественно, всё мимо и мимо… рыбы. Такая рыбалка действует на нервы, утомляет.

Кляня на чём стоит белый свет несговорчивых карасей, я решил выбраться на середину озера, чтобы попытаться найти рыбацкое счастье там. Задумано – сделано. Насадив на крючок одной удочки кузнечика, а на другой кусочек выползка, я забросил снасти, закрыл глаза и… задремал.

Очнулся от того, что моя лодчонка качнулась так, что я едва не свалился в воду. Открыл глаза и поразился: вместо ласкового солнышка всё небо затянула тёмно-серая хмарь. И вместо полного безветрия на воде сплошные вихревые завитки.

Не успел я толком осознать, что так резко сменилась погода, как над стеной леса на восточном берегу небосвод зигзагами разлиновали молнии. И тут же так громыхнуло, что я вздрогнул и даже инстинктивно пригнулся. Не теряя ни секунды, начал судорожно грести, направляя лодку к ближайшему берегу.

Однако не проплыл и двадцати метров, как на меня обрушилась стена воды. Через считанные мгновения я промок, как говорится, до нитки. Ливень хлестал так, что не было видно даже противоположного берега.

Опасаясь, что моё не слишком устойчивое плавсредство вот-вот может перевернуться (хотя и озеро мелководное, но там исключительно вязкое дно), я изо всех сил молотил вёслами, постепенно приближаясь к берегу. Тем временем раскаты грома усиливались, а дождь хлестал всё яростнее.

Когда я кое-как всё-таки добрался до прибрежных зарослей, то вдруг вспомнил об удочках. Их надо вытащить из воды, чтобы лески не зацепились за коряги или не запутались в траве. Потянув одну из них, почувствовал, что леска не поддаётся. В голове сразу мелькнуло: «Зацеп!»

Повёл удилище вправо-влево–не сдвинуть. И только когда потянул леску на себя, она сразу же ослабла. На душе отлегло: снасть освободилась. Но леска вдруг снова натянулась, и стало понятно, что на крючке рыба.

Под проливным дождём, под громовую канонаду с неба, освещаемый вспышками молний, я начал вываживать рыбу. И в конце концов мне удалось вытащить из воды килограммового карася. Засунув рыбу в сумку, занялся второй удочкой, снова и моим трофеем стал ещё один карась, правда, заметно меньше первого. «А почему бы не попробовать ещё?»–подумал я и, не обращая внимания на дождь, гром и молнии, решил ловить рыбу в ненастье.

С трудом насадив на крючок ручейника, забросил снасть буквально в стену дождя. Не прошло и минуты, как я почувствовал, что кто-то неведомый тянет леску. Подсёк, и третий карась затрепыхался в сумке. Не мешкая, поправил на крючке помятого ручейника, и снова забросил снасть.

Удар по удилищу последовал немедленно. Я моментально подсёк, но рыба сошла. Забросил снова, и вновь удар, подсечка, а рыбы нет. Тогда я закинул снасть в другую сторону. Рыба клюнула без промедления, но это был уже увесистый окунь. Затем один за другим брали караси. Правда, с каждым разом всё более мелкие.

Не знаю, сколько времени прошло, пока небесная хлябь начала успокаиваться. Раскаты грома всё больше удалялись на запад, проливной дождь превратился в мелкий сеянец. Увы, по мере того как утихомиривалась погода, ослабевал и клёв. А когда на воду упали последние капли, и ветер угнал тучи, клёв полностью прекратился. И не помогали никакие попытки оживить его.

Только когда провёл лодку (вернее, продрался) через водные джунгли и собрался ступить на землю, почувствовал, как тяжела моя сумка. Несмотря на то, что я промок, продрог, рыба в сумке радовала и согревала меня. А большего рыболову и не надо…

Александр Носов



Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru