Цветы для души

02.12.2013

Нет сада без флоксовЛуиза Климцева: Как я познавала богатый мир цветов

Что я такое особенное могу написать о цветах, если мой любимый цветок Иван-чай? Мне 75 лет, и за свою жизнь я повидала такое цветочное разнообразие во многих регионах Советского Союза, что можно книгу сочинить, чтобы выразить своё восхищение тем, что нам дает Природа.

Цветы детства

Там, где я родилась, и где прошло моё детство – в архангельском Поморье – цветов в природных условиях было очень мало. Я их видела в основном только в домах, на подоконниках. Обязательно в каждой избе в любой деревне стоял большой фикус под иконой, т.е. в красном углу. Обязательными также были большая «берёзка» – китайская роза и еще «ёлочка», после я узнала, что это была спаржа. Без гераней и окошко не окошко. Из однолетников в железные банки из-под консервов женщины высевали жёлтые цветочки – это были бархатцы. Но в таких условиях они росли в один побег и только на верхушке распускались 2-3 цветочка, а потом и семена вызревали. Мы с мамой очень гордились ими.

А ещё каждую весну мы сеяли тоже в железные банки «душмянки». Никто не знал, как правильно эти растения назывались. Мама время от времени просила эти «душмянки» потрясти, и тогда по всему дому шёл чудо-запах. Мама, наверное, понимала, что этот аромат чем-то полезен. Как потом я узнала, это оказался базилик. Если бы мы знали тогда, что это растение ещё и есть можно с пользой для организма, то сеяли бы еще больше. Когда я лет десять назад рассказала о «душмянках» М. М. Гиренко, которая вела для нас, садоводов, семинар по пряным культурам, она просто не могла поверить в это. Откуда попали семена базилика в район лесотундры в послевоенные годы?

Еще в нашей местности возле огородов и по обочинам дорог рос мятлик, встречались хилые ромашки и колокольчики. Когда мы с подружками играли на улице в «дом», то я собирала такие цветочки в букетики и ставила их в «вазочку». Обычно это была красивая жестяная баночка, найденная на берегу после отлива воды в реке. На рейде всегда стояли иностранные пароходы под загрузку лесоматериалами. Культуру поведения моряков с этих судов мы знали с детства. Они выбрасывали за борт всё, что им уже не нужно. Родители и все взрослые ругали нас, чтобы мы ничего не подбирали, а мы все же убегали на берег в поисках чего-нибудь красивенького. Мы тогда ещё не понимали, что для поморов собирать отходы – унизительно.

Букетики я потом обязательно приносила в дом, добавляя к собранным растениям ещё и «белую кашку» – белый клевер.

В Архангельске я впервые оказалась лет в двенадцать. Папа повел показывать город и начал с набережной. И тогда я увидела клумбы! До сих пор помню то моё состояние. Сначала я онемела, потом стала бегать вокруг клумбы и спрашивать у отца: как же это так – на улице цветут цветы? Я не знала, как они называются. И только через два года, когда приехала поступать в техникум в Ростов Ярославский, узнала, что это бархатцы и календула. В этом же городе впервые увидела палисадники в зарослях сирени.

Познание мира цветов

Позже в Вятских Полянах, где уже работала, тоже были палисадники с цветущей сиренью. А ещё поразили флоксы – высокие, с крупными шапками ароматных цветов. Там же познакомилась и с георгинами, но они росли не везде, а только в единичных палисадниках – очень крупные, размером с большую тарелку. И это все после моей «кашки», которую я вставляла в букетики. Восхищению моему не было предела: как такое могла создать Природа!

В Одессе цветущие грозди белой акации и белые свечи каштанов привели меня в такое изумление, что хотелось всем прохожим сказать: «Ну, посмотрите же вверх!» А они ходили, привычно опустив глаза под ноги. Они родились там, вместе с акациями.

В Москве в начале шестидесятых цветники были ещё довольно скромные, но на ВДНХ было на что посмотреть! Целая аллея из штамбовых роз! Голый стебель метровой высоты, а на макушке чуть наклонные побеги с яркими розами. Меня интересовало: как же такие розы зимуют? Через год приезжаю на ВДНХ – а они стоят!

В Кемерово уже ничто не поражало, поражала только загазованность города. Но из Кемерова один раз всей семьей мы приезжали в отпуск в Ленинград. Вот тут уж я насмотрелась! Увидела и классику, и фантазию в цветах. Поразила бегония клубневая. Я тогда не знала, что это такое. Бордюры на Марсовом поле, в сквере у Казанского собора были плотно обсажены красной бегонией. Лето было дождливое, но бегония хорошо держала цветы.

Цветы моего сада

В Ростове-на-Дону было изобилие цветов: розы, много роз, а еще пионы. Тюльпаны там и за цветы уже не считали. Я их на даче как сорняки каждую осень тазами выбрасывала, так сильно они размножались, и никакие болезни их не поражали. Это было в семидесятые годы.

Но опять был переезд. Приехали мы в Ленинград. Стали искать участок для дачи, однако в хорошем месте никто участок не продавал. Не разобравшись с местностью, мы приобрели участок в такой низине бывшего болота, что сейчас даже мобильный телефон там сигнал не принимает, чтобы позвонить, приходится подниматься выше.

Болото бывший хозяин засыпал песком с камнями. Камни мы собирали и укладывали на краю участка, в результате получилась полоса камней шириной один метр. Я знала, что овощей на таких камнях не выращу, поэтому заложила цветник вдоль всего участка. И почву нужно было создавать. Покупали навоз, из города привозили грунты – микропарник, «Фиалка», «Исполин» и другие. Сразу же заложили компостник, в который отправляли сорняки, скошенную траву с канав, опилки, т.е. все растительные отходы. Я понимала, что плодородную почву на песке без компоста на одном навозе мне не сделать. В конце сезона из теплицы верхний слой грунта выносила на грядки, под кусты, под цветы. Так создавала на участке гумусный слой.

Перед домом была небольшая голая площадка, засыпанная толстым слоем отсева. Тогда, двадцать пять лет назад, еще не было в продаже семян трав для газонов. Так я маленькими клочками собирала дерен с мятликом и буквально по сантиметрам выкладывала его на будущем газоне. Теперь это уже плотный красивый газон. За четверть века наблюдений я видела, как сама Природа периодически меняет на нем травостой. Сначала там был мятлик, потом сам собой появился белый клевер (аромат чудесный и ходить приятно), он полностью вытеснил мятлик. Еще через несколько лет появился подорожник – сначала единичные растения, а после он полностью вытеснил клевер. Сейчас подорожник почти исчез, появилась трава, до цветения ее мы не допускали, поэтому трудно определить – что это. Лезет потихоньку лютик, но я его беспощадно удаляю. Наш газон не боится ничего – ни холода, ни голода. Дети с велосипедами по 7-8 человек размещались на нем, разбирали свои веломашины, ремонтировали. И машина несколько дней и ночей простоит на нем без всяких последствий для травостоя.

Если на газоне появятся одуванчики, то я их не выкапываю, а обрываю цветки. Только не сразу, а в той стадии, когда видно, что они совсем закрылись. Даю там шмелям поработать, а потом цветы одуванчика настаиваю, чтобы обработать этим настоем цветник и кустарники, если появится тля. Если тли нет, то забродивший настой выливаю вместе с цветами в компост. Снова появляются цветы одуванчиков, и я не ленюсь – все повторяю.

Я не случайно описала смену травостоя на газоне. Хочу напомнить цветоводам, что вам тоже приходится многолетники омолаживать лет через пять, так как сама Природа подсказывает, что почва утомляется от одного вида растений.

Многолетние цветы почти не кормлю минеральными удобрениями. При посадке в яму кладу перегной, иногда навоз, минеральные удобрения по полной программе, сверху сыплю много компоста по всей площади будущего кустика. Этого хватает на пять лет, но каждую весну или осенью подсыпаю компост, т.е. даю им свежую землю. Много лет подкармливала гуматом калия. Покупала его в виде порошка, разводила в бочке дождевой воды и поливала из лейки перед цветением. Цветоносы, конечно, были выше меня, а цветы крупными. Теперь уже сил на это не хватает, поэтому не кормлю. Под старую большую плетистую розу высыпаю ежегодно на корни по два ведра компоста. В результате побегов много, а цветов еще больше. Цветоводам могу посоветовать использовать также для этой цели «Идеал».

РододендроныЗа двадцать пять лет поменяла на участке несколько раз (как и в природе) состав цветников. Когда я только начинала закладывать цветники, не было еще рододендронов, гортензий, красивых сиреней, лилий, лилейников. И сортимент однолетников был ограниченный. Но сразу создала такой цветник, что цветение в саду от снега и до снега. За забором, куда собрали камни, кроме простейших лелейников растут коллекции ирисов бородатых, дельфиниумов, ежегодно высаживала много однолетников.

Сейчас там цветник другой: вместо однолетников – айва, два куста курильского чая (лапчатки) – один с белыми цветками, другой – с лимонно-желтыми. Сорт с розовыми цветками не захотел расти, пропал. Это благодарные кустарнички, ничего не требуют, сами себя мульчируют засохшими цветами и листьями. И цветут до снега.

На этом нашем цветнике бабушки уже третье поколение внуков знакомят с основами ботаники. Идут утром гулять, а внуки начинаю расспрашивать: «А это что?». Бабушки отвечают. Из первого поколения детишки уже выросли, женились и уже сами разъясняют детям как называется тот или иной цветок. Ни мои внуки, ни соседские никогда самовольно не рвали цветы, не воровали. Зато когда у кого-нибудь из них летом день рождения, и они собираются праздновать его шумной компанией, я выхожу и спрашиваю: «У кого сегодня день рождения?». Именинник отзывается. Срезаю для него столько цветов и таких, какие они сами показывают. Благодарят, и мне приятно – цветы пригодились для праздника.

Ландшафт для души

В этой нестандартной статье о цветах я не захотела описывать какой-то один цветок. Мне это не интересно. Но о цветах читаю все публикации, изучаю их, слушаю лекции. Однако сложнейшие композиции меня утомляют, мне там скучно. Однажды я беседовала с мастером по устройству богатых ландшафтных участков. Она пожаловалась, что очень устает от этой роскоши, и с удовольствием бы отдохнула на старой, покосившейся лавчонке около старой, почерневшей бани. Я пошутила, мол, у меня как раз есть такой уголок. Там ещё растет ряд крыжовника. Когда он цветёт, то слышен бесконечный гул пчёл. Пригласила приехать и посидеть там. Но ей некогда, ждёт работа на чужих участках. А я от этого уголка каждую весну получаю подпитку. Да и осенью там благодать, когда начинает созревать ремонтантная малина на двух кустах. Так и не разрешаю сносить покосившуюся лавочку.

Меня многие садоводы знают по статьям как овощевода. Делюсь опытом выращивания огурцов, капусты, перцев, томатов, лука, чеснока. Всех растений и не перечислить, а еще обязательно выращиваю редьку. Что из цветов могу себе сейчас, в 75 лет, позволить, да супругу 78 лет? Ведь чтобы цветы хорошо смотрелись, за ними надо следить, они требуют больше времени для ухода за ними, чем овощи. Наш участок периодически заливает водой, и к весне там образуется слой льда толщиной 50-60 см. В такую зиму погибают все луковичные – чеснок озимый, тюльпаны, лилии, безвременник. Приходится покупать снова, но есть у нас местечки повыше, где льда не бывает, поэтому тюльпаны, сциллы, лилии, высаженные куртинками, все же создают такое впечатление, что участок весь в цветах.

Первую радость после снега создают крокусы. Это не просто яркий цветок, он дарит ощущение радости жизни. Дает такой прилив сил, что их хватает на то, чтобы вскопать все, посеять, порыхлить, собрать мусор. И такое ощущение не только у меня. Соседи тоже, приехав на участок из города, увидев первые цветы, бегают по участку, восхищаются ими и забывают о том, что осенью было тяжеловато привести землю в порядок. Сразу начинают строить громадье планов. Вот какая сила у маленьких ярких цветов! Иногда они даже под снегом уже начинают цвести, чтобы нас подбодрить.

Затем расцветают сциллы, мускари разных размеров и расцветок – синие, голубые, белые, белые. Поднимаются соцветия примулы, затем приходит очередь тюльпанов, рябчиков (испытание льдом выдержал только один вид этих цветов). Зацветают незабудки, рядом барвинок красиво покачивает на ветру нежно-голубыми цветками, источающими нежнейший аромат. Он не требует особого ухода за ним. Для пожилого человека такое растение – это помощник: землю покрывает сплошным ковром, не нужны прополки. Около стены дома вьется каприфоль с оригинальными цветочками, издающими неповторимый аромат.

И так вот идет непрерывная череда смены красок и ароматов. Особенно я ценю свой водосбор – аквилегию. Двадцать пять лет назад в Ботаническом саду купила рассаду этого растения. Это был гибрид. Цветок у этого водосбора был такой крупный, что напоминал морскую звезду. Он цвел несколько лет, осыпая в конце сезона семена, если не срезать цветы вовремя. Получался самосев сплошным ковром, рассаду я потом раздавала всем соседям. Но от самосева получалось такое разнообразие соцветий, что все не описать и не сосчитать. Но у них шпоры были уже короче, чем у гибридов. Соседки потом захотели сами завести на грядках гибриды водосбора, какие у меня были раньше. Но не получилось почему-то такой красоты: облиственность скудная, цветоносы невысокие, цветы некрупные. А я теперь довольна самосевом, ведь листья аквилегия формирует сразу же после снега крупные, зелёные, они закрывают большую площадь земли и создают такое впечатление, что у меня уже на грядке порядок. На зиму не требуют укрытия, выживают в любую зиму. Водосбор растет у нас по всему участку и не требует ухода. Для пожилого человека это большое облегчение.

Так же как водосбор неприхотлива и астранция. Стоит себе, никому не мешает, ничего не требует. Ромашки были разные, теперь осталось их уже немного. Причина в том, что они плохо восстанавливаются, побывав под ледяным пленом, а на нашем участке этого не избежать. Зато ранние ромашки и лекарственные – непотопляемые растения. Растут, как сорняки. И без них не обойтись – они везде создадут уголок простенькой красоты.

Розы были у нас в саду разные, но привитые растения под льдом погибали. Моя любимая роза – сорт Глория Дей. Это память о Ростове-на-Дону, там я впервые увидела её и стала выращивать. Эта роза тогда была там у всех.

Выдержали четыре «ледниковых потопа» две плетистые розы корнесобственные. Эти розы теперь у нас по всему садоводству, так как садоводы видят наше «обледенение» и то, что эти розы после как ни в чем ни бывало снова цветут. Они приходят и просят откопать для них молодой побег. На зиму ничем их не укрываю, только пригибаю к земле.

До роз в июне цветет у нас вечнозеленый рододендрон. Он был посажен возле крыльца. За годы так разросся, что даже мешает ходить. Когда он был небольшим, я укрывала его на зиму лапником. Потом он попал под обледенение, и ничего с ним не случилось. С тех пор я рододендрон больше не укрываю на зиму. Под ним уже несколько лет живет крот. Думаю, ему там спокойно, так как почву под этим кустом не рыхлю, а только подсыпаю компост и отцветшие соцветия.

Тот цветник, что находится за забором на камнях, я укрывала на зиму лапником. Все растения – флоксы, лилии, лилейники, ирисы, астранции, барвинок, спаржу, ромашки. Однажды весной, когда растаял снег, я увидела, что лапника-то и нет – его еще осенью украли. С тех пор я не укрываю свои цветочные растения. И розы тоже перестала укрывать.

Виноград в пристенной культуреКогда тает лед, то через наш участок к соседям течет столько воды с других участков, что на лодке можно плыть. И розы, и виноград попадают под этот поток, но, к счастью, живы-здоровы. Рядом флоксы. Они в этом случае тоже не погибают, но потом с ними приходится повозиться, чтобы через год они зацвели в полную силу.

Пионы на участке создают особую ауру. Когда прохожу мимо этих растений, обязательно скажу им что-то ласковое. Это не цветок, а загадка какая-то.

На участке обязательно оставляю 2-3 растения бальзамина, так как шмели осенью на нем собирают нектар до последней возможности. Уже еле ползают, пора на покой, а жалко оставлять такую добычу. А вторая причина, почему я на участке держу бальзамин, тоже уважительная. Свои семена бальзамин выстреливает в разные стороны, и весной вокруг большая площадь полностью покрыта сеянцами. Я даю им подрасти высотой до 20-30 см и потом с корнями удаляю. В этом возрасте их корни пахнут йодом. Таких растений набирается много, все они идут в компост.

Гортензии – одно из любимых растений на участке. Я уезжаю с дачи в середине октября, а они все цветут, пусть уже и не августовской красотой, а осенней. У меня две гортензии – крупнолистная и метельчатая.

Многолетние луки растут на одной грядке, а вокруг – бородатые ирисы. Отцветают ирисы, рядом – большой куст аконита («белые сапожки»), он выбрасывает высокие цветоносы и потом цветет до поздней осени. И шмелям на нем раздолье. А еще красиво цветут сами многолетние луки – слизун, алтайский, душистый. Цветы их не удаляю, потому что там почему-то собирается много насекомых, мелких и крупных, да и семена потом с них осыпаются. И так методом самосева посадки омолаживаются. И мне не нужно семена покупать и снова высевать их.

Сейчас есть очень красивые сорта лилейников, которые очень долго цветут. Вообще-то их цветок обычно на один день в полную силу раскрывается, потому в народе его и называют красоднев, но у меня в полутени, а особенно если дождливая погода, он может цвести и 2-3 дня. Цветоносы у лилейника мощные, цветов закладывается много, вот и растягивается цветение чуть ли не на месяц. Есть у меня и старый сорт лилейника, он сидит на солнце, я его не пересаживала, т.е. не омолаживала уже 23 года. Вот у него цветок раскрывается только на один день.

Дельфиниумы любого цвета радуют глаза своей строгостью – стоят по стойке смирно, как солдатики. Конечно, я, как и многие садоводы, увлекалась гладиолусами, а также более экзотичными растениями – каннами. Подбирала место на участке, чтобы канны зацвели. Увидеть их цветки смогла только после посадки около стены дома. Однако цветение было таким скромным, что я поняла: это растение не для меня, это не Ростов-на-Дону.

В журнале «Флора Pricee» №7 в 2012 году я написала, что больше всего труда и времени требуют однолетники. Я многие годы увлекалась выращиванием таких цветов. Очень нравилась мне петуния. Одно время в продаже были семена простой петунии малинового цвета. Посеешь ее, потом раза три за лето провершкуешь – заполонит всю площадь вокруг. Выращивала также декоративную капусту – каждое растение не похоже друг на друга, причем растет она до зимних морозов. Была на моем участке и нимезия – какая нежность заключена в ее цветках. И все они разные!

Но всему свое время. Возраст приводит к ограничениям во многом. Теперь на участке у меня из однолетников остались самые неприхотливые: календула, бархатцы (я их выращиваю с 13 лет) и много настурции.

Мое любимое дерево – лиственница. Наш участок мал для высадки деревьев. Но лиственницу я все-таки посадила, а около нее муж установил скамейку. Присяду там на минутку, поглажу ее веточку – и как будто на своей малой родине побывала.

Я рассказала о цветах в моей жизни. И все равно, когда засыпаю, у меня в глазах стоят не белая акация с каштанами, не розы с рододендронами, не каприфоль с гортензией, а карликовая березка цепляется за ноги, светятся белые цветы морошки, цветет багульник, и вижу я плоды крупной голубики.

Луиза Климцева, садовод-опытник Фото автора



Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru